Паденье - неизменный спутник страха

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье - неизменный спутник страха...

Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть?

Тема страха связывает процитированную бодлеровскую строку и с мандельштамовским сонетом «Паденье — неизменный спутник страха» ( ).

Не город Рим живет среди веков, А место человека во вселенной. Им овладеть пытаются цари, И без него презрения достойны, Как жалкий сор, дома и алтари. Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира!

И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках!

И самый страх есть чувство пустоты. И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

«Камень» — первый сборник стихов О. Э. Мандельштама, впервые опубликованный в Пешеход; Казино; Паденье — неизменный спутник страха.

Людовик больше не на троне. И не рисую я, и не пою, И не вожу смычком черноголосым: Я только в жизнь впиваюсь и люблю Завидовать могучим, хитрым осам. О, если б и меня когда-нибудь могло Заставить, сон и смерть минуя, Стрекало воздуха и летнее тепло Услышать ось земную, ось земную Актер и рабочий Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть?

По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках! Что сказал художник, сказал и работник: И дни, и ночи Мы строим вместе — и наш дом готов! Под маской суровости скрывает рабочий Высокую нежность грядущих веков!

«Творчество Осипа Мандельштама»

В мире временном, сущность которого — тлен, Не сдавайся вещам несущественным в плен. Сущим в мире считай только дух вездесущий, Чуждый всяких вещественных перемен. Где, когда и кому, милый мой, удавалось До потери желанья себя ублажать? Так как Бог в небесах неизменно велик - Будь спокоен и весел, цени этот миг!

БРОСАТЬ Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха .

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал. Я качался в далеком саду На простой деревянной качели, И высокие темные ели Вспоминаю в туманном бреду.

Узор отточенный и мелкий, Застыла тоненькая сетка, Как на фарфоровой тарелке Рисунок, вычерченный метко, Когда его художник милый Выводит на стеклянной тверди, В сознании минутной силы, В забвении печальной смерти. У тщательно обмытых ниш В часы внимательных закатов Я слушаю моих пенатов Всегда восторженную тишь. Какой игрушечный удел, Какие робкие законы Приказывает торс точеный И холод этих хрупких тел! Иных богов не надо славить: Они как равные с тобой, И, осторожною рукой, Позволено их переставить.

За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить? Я и садовник, я же и цветок, В темнице мира я не одинок. На стекла вечности уже легло Мое дыхание, мое тепло. Запечатлеется на нем узор, Неузнаваемый с недавних пор.

Паденье - неизменный спутник страха (Осип Мандельштам)

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен -- Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Май «Паденье – неизменный спутник страха» Паденье – неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге весёлых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха

Болхов, Орловская губерния, Российская империя. Хутор Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии. Русский советский поэт, переводчик, Герой Советского Союза. Деревня Гумнищи, Шуйский уезд, Владимирская губерния. Вяжле, Кирсановский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя.

Я заметил, что стихи сами выходили, когда появлялся страх, который окутывал меня как ребенка: – Паденье – неизменный спутник страха, И самый.

Но если ты мгновеньем озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен. Мандельштам Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга. Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров. Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов- декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю.

Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Что это, если не автоформула? Юный Мандельштам предвосхитил в ней будущего зрелого Мандельштама — лирика и философа. Мы знаем истоки Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда донеслась до нас новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама?

Очевидно, эти слова можно расценивать как высочайшую похвалу поэту. Но учитель у Мандельштама был, и он сам не раз называл его имя… С горы скатившись, камень лег в долине. Никто не знает ныне — Сорвался ль он с вершины сам собой, Иль был низринут волею чужой?

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...

Жизнь без страха не только возможна, а полностью реальна! Узнай как это сделать, кликни тут!